Лекция TED «Как я снял фильм, который невозможно было снять» | Фотостудия Манхэттен
Фотостудия Манхэттен

Лекция TED «Как я снял фильм, который невозможно было снять»

Режиссер Мартин Вильнев в своем выступлении на конференции TED рассказал, как ему удалось снять фантастический фильм с обилием спецэффектов и футуристическими технологиями и при этом уложиться в минимальный бюджет.

Я снял фильм, который невозможно было снять. Но я не знал, что это невозможно, именно поэтому мне и удалось это сделать.

«Марс и Апрель» — научно-фантастический фильм, действие которого происходит в Монреале через 50 лет в будущем. Никто в Квебеке ещё не снимал ничего подобного, потому что это дорого.

Действие происходит в будущем, было необходимо огромное количество спецэффектов, в том числе и хромакей. Но это именно то, что я хотел сделать с детства, когда читал комиксы и представлял, каким может быть наше будущее.

Когда американские продюсеры смотрят мою картину, они думают, что у меня был огромный бюджет: на миллиона 23. В действительности же у меня была одна десятая этой суммы. Я потратил на съёмки «Марс и Апрель» всего 2,3 миллиона.

В чем тут подвох, спросите вы? Тут есть два секрета.

Во-первых, время. Если у вас нет денег, выигрывайте за счёт времени. У меня ушло 7 лет на съемки «Марса и Апреля».

Второй секрет — любовь. Все, кто работал над фильмом, были очень добры и щедры к фильму. Денег не было, поэтому приходилось полагаться на изобретательность, извлекая из каждой проблемы возможность.

Как раз об этом я бы и хотел сегодня поговорить: о том, как ограничения и трудности помогают творчеству.

Должен начать издалека. Когда мне было чуть больше 20 с, я рисовал комиксы, но не обычные комиксы, а книги с научно-фантастическим сюжетом, передаваемым через изображения и текст. Большинство актёров, из экранизации этой книги, уже присутствовали в самой книге. Я задействовал их для создания образов персонажей — такой экспериментальный, упрощённый, постановочный метод.

Одним из них был театральный режиссёр и актёр Робер Лепаж. Я им просто восхищаюсь, обожаю его с детства. Я хотел, чтобы он принял участие в моей безумной затее, и Робер любезно согласился наделить своей внешностью персонажа по имени Евгений Спаак — космолога с творческим складом ума, ищущего связь между временем, пространством, любовью, музыкой и женщинами. Он идеально подходил на эту роль. Вообще, именно Робер дал мне первый шанс. Он вдохновил меня на экранизацию книги: на создание сценария и съемку.

Именно Робер стал моим первым примером того, как ограничения помогают творчеству, потому что он — самый занятой человек на земле. Его органайзер расписан до 2042 года, и его действительно непросто заполучить. А я хотел, чтобы он сыграл в моем фильме. Как снять в главной роли настолько занятого актёра?

В качестве шутки, на совещании я как-то предложил — и это, кстати, чистая правда — «Почему бы нам не превратить его в голограмму? Потому что он как бы и сразу повсюду, и, в то же время, нигде. Мне он представляется неким светящимся существом на границе реального и виртуального миров. Поэтому сделать из него голограмму будет блестящей идеей».

Все рассмеялись, но эта идея оказалась удачным решением. На нём мы и остановились.

Мы сняли Робера шестью камерами. Он был одет в зелёное и находился как бы в зелёном аквариуме. Обзор каждой камеры был равен 60 градусам, поэтому при монтаже мы могли использовать практически любой нужный нам ракурс. Мы сняли только голову, а через шесть месяцев, задействовав актёра-мима, досняли туловище героя. На нём был надет зелёный капюшон, чтобы при монтаже мы смогли убрать этот капюшон и подставить голову Робера Лепажа.

Теперь о музыкальных инструментах, которые вы видели в отрывке. Они — мой второй пример того, как ограничения способствуют творчеству, потому что я невероятно сильно хотел добавить их в свой фильм. Но это воображаемые музыкальные инструменты, с которыми связана целая история. На самом деле, их образ был в моей голове на протяжении очень многих лет. Но проблема была в том, что мне не хватало на них бюджета. Как получить то, на что у тебя нет денег?

И вот однажды утром я проснулся с мыслью: «Почему бы кому-нибудь другому не купить их для меня?»

Но кому могут быть интересны семь пока ещё не существующих музыкальных инструментов, по форме напоминающих женское тело? И тогда я вспомнил о Цирке дю Солей в Монреале, ведь кто мог бы лучше оценить ту сумасшедшую затею, которую я хотел воплотить на экране?

Я вышел на Ги Лалиберте, гендиректора Цирка дю Солей, объяснил ему свою задумку, показал наброски и какие-то визуальные референсы. Ги заинтересовался моей идеей, но не потому, что я пришёл к нему просить денег, а потому что я принёс стоящую идею, в которой все оставались в выигрыше.

Идеальная сделка, в которой покупатель был в выигрыше, потому что он получал инструменты по низкой цене, так как их ещё вообще не существовало. Он действовал наудачу. Исполнитель идеи, Доминик Энгель, мастер своего дела, тоже был в выигрыше, потому что он получил проект своей мечты, над которым работал на протяжении года. И, конечно, я оказался в выигрыше, бесплатно получив эти инструменты в свой фильм.

И мой последний пример того, как ограничения способствуют творчеству — зелёный цвет. Это фантастический, сумасшедший цвет. Рано или поздно вы понимаете, что от зелёных экранов нужно избавляться. И опять у меня в голове было много задумок, как это можно осуществить. Но затем я опять обратился к своим детским воспоминаниям — о бельгийском иллюстраторе комиксов, Франсуа. Я захотел задействовать его в съёмках фильма в качестве художника-постановщика. Но мне говорили, что это невозможно, он слишком занятой. Я отвечал: «Вместо того, чтобы пытаться изобразить его стиль, я лучше позвоню ему самому и спрошу». И когда я послал ему свои книги, он ответил, что ему хотелось бы поработать со мной в этом фильме, так как в моем фильме он бы играл значительную роль. И я начал работать бок о бок с кумиром моего детства, вырисовывая каждую деталь моего фильма, создавая Монреаль будущего. Это был потрясающий опыт совместной работы с таким выдающимся художником, которым я восхищаюсь.

Но рано или поздно приходится переносить все рисунки и наброски на экран. И опять я стремился добыть лучшего мастера, о котором только можно мечтать. В Монреале есть такой человек, тоже из Квебека — Карлос Монзон, настоящий мастер визуальных эффектов. Он участвовал в создании таких фильмов, как «Аватар», «Стартрек», «Трансформеры». И я понимал, что он лучшая кандидатура для этой работы, поэтому мне необходимо было его уговорить. И вместо того, чтобы работать над очередным фильмом Спилберга, он согласился работать со мной. Почему? Потому, что я дал ему пространство для творчества. Ведь если вы не можете предложить человеку гонорар, вам придётся дать ему возможность творить.

Именно так я и снял свой фильм. Мы обратились в киностудию Vision Globale в Монреале, и она предоставила нам 60 сотрудников, работавших с нами шесть месяцев.

В общем, я хочу сказать вам, что если у вас в голове есть какая-то безумная идея, а люди вокруг говорят, что осуществить её невозможно — это лишь дополнительная причина осуществить её. Люди привыкли видеть не конечный результат, а проблемы, которые ему предшествуют.

Но если вы будете воспринимать проблемы не как противников, а как союзников, жизнь обернётся к вам лучшей и самой причудливой своей стороной. Я знаю это по своему опыту. И возможно, это откроет вам невероятные возможности и, кто знает, возможно, даже приведёт вас на Марс.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>