Фрэнсис Бэкон и фотография | Фотостудия Манхэттен
Фотостудия Манхэттен

Фрэнсис Бэкон и фотография

Фрэнсис Бэкон пользовался обширной, с первого взгляда — хаотичной документацией: фотографиями, репродукциями (вырванными из книг по искусству, анатомии, антропологии, зоологии, радиографии), фрагментами страниц из журналов, газет. Зачастую художник использовал работы Джона Дикина — фотографа британского издания журнала «Vogue», с которым художник познакомился около 1950 года в одном из клубов Лондона, а также фотографии Эдварда Мейбриджа, известного американского фотографа XIX века. По фотографиям Дикина, Бэкон создал серию портретов своих друзей. Один из портретов Люсьена Фрейда он писал с фотографии Франца Кафки, утверждая, что в ней «есть что-то от Фрейда».

Бэкон считал фотографию третьим глазом, который схватывает невидимые и непредусмотренные моменты бытия: фотография схватывает утечку, она — объективна. Но художник преобразовывает фотоизображение в своих работах, выводит на другой эмоциональный уровень восприятия, обнажая свой внутренний мир — тем самым, достигая в полной мере, как считал Бэкон — «тайны живописи».

Он говорил: «С момента изобретения фотографии живопись действительно полностью изменилась. В моей студии поврежденные фотографии разбросаны по полу — я использовал их, чтобы писать с них портреты друзей, а затем сохранял. Для меня проще писать с отпечатков, чем с самих людей — так я могу работать в одиночку и чувствовать себя свободнее. Когда я работаю, то не хочу видеть никого, даже моделей. Эти фотографии для меня как записи на память — они помогают мне помнить определённые черты, определённые детали».

Архивные материалы из мастерской Бэкона, – как и фотографии Перри Огдена самой мастерской, зафиксировавшие творившийся в ней беспорядок, позволяют проникнуть в психологию художника и отчасти являются ключом к пониманию метода его работы. Бэкон признавался, что «в этом хаосе чувствует себя как дома», что хаос рождает в нем образы. Он сравнивал мастерскую с химической лабораторией. Она была для него «местом эксперимента, творения и разрушения». Фотографии и листы из альбомов были разбросаны по полу мастерской, специально чтобы по ним ходили. Измятые, поломанные, сознательно порванные и заново, но криво, соединенные скрепками, они принимали неожиданные формы, непривычные связи, объединялись и трансформировались в нечто новое, заставляли работать фантазию художника. Как объяснял сам Бэкон, «это придает новые смыслы, например, картине Рембрандта, которые он в нее не вкладывал».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>