Фотограф теней Алексей Титаренко | Фотостудия Манхэттен
Фотостудия Манхэттен

Фотограф теней Алексей Титаренко

«Прогуливаясь по городу, я как бы впитываю его в себя. Отбирая для съемки те объекты или события, которые вызывают во мне состояние поэтического возбуждения. Меня волнует присутствие скрытой печали в облике города. Призраками дорогого прошлого, тенями умерших, протягивающими мне свои бессильные руки, говоря «воскреси нас», явились для меня городские образы, умоляющие, взывающие, требующие их запечатлеть».

Фотограф, сумевший запечатлеть тающие на ладони сны Санкт-Петербурга, Венеции и Гаваны…

Прибегая к относительно длительной выдержке, художник приглашает нас войти в другое измерение, в измерение приостановленного времени, в котором призрачные тени колеблются и рассеиваются в пространстве.

Один из самых талантливых и самобытных фотографов России Алексей Титаренко родился в Ленинграде в 1962 году. В 1983 окончил отделение кино и фотоискусства Ленинградского института Культуры. Работы Алексея входят в собрание Государственного Русского Музея Санкт-Петербурга, а также в собрания более чем 20 музеев США и Европы.

Титаренко — один из тех фотографов-романтиков, которые до сих пор бродят по улицам с широкоформатной камерой и предпочитают аналог цифре, монохром цвету, а печать в собственной лаборатории многочисленным мастерским. И фотографии у него получаются соответствующие — живые и философские. Есть у Титаренко и собственная «фишка» — его игра со временем, позволяющая наполнить снимки еле заметными, но значимыми прозрачными тенями, показать дух движения и течения городской жизни. С помощью длительной экспозиции фотографу удается выделить главное, а печать и ручная обработка довершают создание уникальных картин.

Алексей Титаренко — «бодхисаттва» метафорической школы фотографии. Это не оспаривается, хотя (или тем более что) ни одного внятного определения метафорической школы найти не удастся. Равно как и еще хоть одного ее представителя. В самом существовании этой школы чувствуется некая условность, но Титаренко — человек серьезный, слов на ветер не бросает. Он не выставлялся в Петербурге одиннадцать лет, потому что ни один выставочный зал, галерея и даже музей не могли дать ему полную гарантию сохранности работ: после какой-то масштабной выставки работа вернулась к автору с заломами, и он прекратил выставочную деятельность в родном городе.

Титаренко – фотограф с узнаваемым почерком. Его манера выбирать ракурс, уравновешивать композицию и растворять время в пространстве, наполняя реальные города призрачными образами света и теней, — уникальна. Его метафорический язык стал классикой современной фотографии и предметом интереса историков искусства. В ускользающих или мерцающих моментах реальности Петербурга, Венеции или Гаваны, вдохновивших художника на отдельные серии произведений, раскрывается глубинная суть городов, столь часто попадавших в объектив фотоаппаратов.

Фотограф смотрит не на архитектурные памятники, которые становятся частью образного мира, а за пределы улиц, площадей, бредущих по ним прохожих, — куда-то вдаль, или скорее вглубь, чтобы схватить философскую сущность происходящего. Словно разгадывает туманные смыслы, лежащие не на поверхности, а в душе городов. Неудивительно, что его произведения кажутся зеркалом души и мысли, опечаток которой накладывают на увиденное сначала сам фотограф, а затем его зритель.

Титаренко возвращает фотоискусство к его истокам – к точке соприкосновения с живописью. Как первые фотографы, он экспериментирует не только со снимком, но и с процессом проявки изображения, игрой отражения света и тени на поверхности бумаги. Благодаря верности чистому фотоискусству, незамутненному бездумными поисками провокаций, Титаренко остается одним из редких сегодня фотографов, удачно совмещающих в своем творчестве традицию и новаторство — в техническом и философском планах.

Ибо его живописная манера окрашивать города, здания и силуэты в монохромные цвета, техника своеобразной фотографической гризайли делают возможным рождение символов, метафор, призрачных образов реальности. Фотографический язык Титаренко часто называют метафорическим и даже спиритуалистическим: в той степени, в какой он приоткрывает потустороннее, феноменальное содержание времени и пространства. Долгая выдержка и намеренное движение фотоаппарата в горизонтальной, вертикальной или наклонной плоскости, воспроизведение эффекта несовершенства первых снимков в истории фотографии оставляют таинственные блики на площади Сан-Марко или Невском проспекте, погружая Венецию и Петербург в мистическую, нереальную атмосферу. Но расплывчатость образов, неуловимость мгновений и следы вечного движения городских улиц, оставшиеся на снимке в виде бегущей дымки, одновременно становятся для фотографа способом выразить его отношение к миру, мысль о безвременном и преходящем.

Так, «Город теней» — серия фотографий Петербурга 1992-1994 годов — становится метафорой нахлынувшего потока силуэтов в бурном ритме неспокойной переходной эпохи. Документальная фотография превращается в универсальную метафору, в которой каждый читает свою собственную историю.

Контрасты между образами четкими и расплывчатыми наполнены глубоким пластическим смыслом. На снимках Титаренко время словно становится третьим измерением пространства: длительная выдержка позволяет его приостановить, одновременно прочертив бесконечное движение города в тающих шлейфах линий и теней.

Впрочем, если фотографии наполнены неясными силуэтами, а города балансируют в невесомости испаряющихся линий, то их композиции выверены, напротив, с математической, ритмически-музыкальной точностью. Музыка – один из источников вдохновения Алексея Титаренко, который, к слову, был одним из инициаторов создания Благотворительного фонда содействия развитию классической музыкальной культуры Санкт-Петербурга.

Точно так же, как фотография XIX века, на его творчество наложила отпечаток музыка той эпохи. Один из самых ярких примеров музыкального вдохновения фотографа – концерт для скрипки с оркестром Брамса, навеявший образы «Черной и белой магии Петербурга». Музыкальные ритмы могут определить настроение, движение персонажа, композицию фотографии в сочетании с литературными аллюзиями – еще одним источником вдохновения Титаренко.

Образный мир безвременного фантасмагорического Петербурга, каким он предстает на его фотографиях, странно напоминает туманный и таинственный город на Неве из произведений Гоголя и Достоевского. Сочетание метафорическая фотография приобретает еще больший смысл — не только в отвлеченном, но и в весьма конкретном плане. Фотограф обращается к излюбленному литературному приему, метафоре, словно перенося его в визуальное пространство. И, как сама метафора, произведения Титаренко глубоко поэтичны и скрывают множественность смыслов в своих туманных намеках.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>